pups_alik: (Пупс Алик)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] svobodaradio в Теракт в Петербурге: что ждет Россию?


"Мы с вами очень скоро узнаем, кто мог быть в этом заинтересован. Если это будет стандартная реакция власти, Яровая примет какую-то очередную запретительную безумную инициативу, пошумят, скажут о том, что "никогда больше", "мочить в сортире" и так далее, – это снимает с власти подозрение, что это все-таки ими все устроено, организовано. Понятно, что организаторы действительно могут быть в пределах Садового кольца, а исполнители – с Кавказа.
Если это будет как повод для спускового крючка каких-то репрессий, жестких мер, посадок, преследования оппозиции, зажима прессы, усиления политической цензуры и так далее, – тогда есть все основания подозревать те версии, которые сейчас высказывают собеседники в эфире.
Но слова есть слова, а есть еще и действия. И то, что сегодня у власти нет никакого авторитета (они сами в этом виноваты), и люди начинают ее подозревать в самых плохих делах, в самых больших глупостях и подлостях, – это говорит об очень плохом авторитете, имидже власти среди определенных слоев населения"


О возможных политических последствиях теракта в метро Санкт-Петербурга говорят политики Константин Боровой, Геннадий Гудков, политолог Руслан Мартагов, доктор политических наук Юлий Нисневич, корреспондент Радио Свобода в Санкт-Петербурге Татьяна Вольтская.

Читайте на нашем сайте.

pups_alik: (Пупс Алик)






Оригинал взят у [livejournal.com profile] a_nikonov в После 26 марта мы проснулись в другой стране
Такое вот у меня стойкое ощущение.
Тут по форумам да сетям долбоёбы перепощивают воспоминания свидетелей событий на площади Тяньаньмэнь - мол, танками протестантов давили, стреляли, кровища, мясо, хуё-моё. Сладострастно этак перепощивают, явно надрачивая. Но, как вы понимаете, ничего подобного в современной урбанизированной России не произойдет, это вам не полудикий Китай 30-летней давности с деревенщиной за рычагами.
А что касаемо добровольных защитников режима, то они смелые только в интернете. Один даже написал: если, типа, эта шушера будет стоять на площади больше суток, я, типа, поеду из своих провинциальных ебеней разгонять... А если меньше суток, он не поедет! Смешной. Думаю, если и приедет такой дурачок, штаны с него быстренько снимут и пустят с красной нашлёпанной жопой по Тверской в сторону ОМОНа. Слыхали, как многотысячная толпа скандировала на площади "Россия против Путина!.." И никакой "крымнаш" Путину не помог, на что он весьма рассчитывал.
И никто не поможет.
Где оказался проплаченный властями "Антимайдан", имеющий перед властью моральный долг? В пизде... Что говорила на вручении премии "Ника" спонсируемая властью интеллигенция, тоже как бы имеющая перед властью моральный долг? Крыла режим.
Режим от активной части народа защищает сегодня только тонкая прокладка людей в погонах. Моральный дух этой "прокладки" будет истончатся все больше по мере ухудшения экономического положения в стране, а число протестантов по этой же причине - только нарастать.
Какой интерес ОМОНУ защищать чужие наворованные виллы, стреляя в своих детей?

pups_alik: (Пупс Алик)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] salery в Государство и революция
В нескольких постах 64vlad затронул тему отношения вышней власти к событиям 1917, сделав заключение, что «государство» в своем отношении к ним еще не выработало четкой позиции. Мне представляется, что оно (в лице П.) с позицией-то вполне определилось, но, во-первых, стесняется от первого лица ее однозначно демонстрировать, а, во-вторых, сама эта позиция внутренне противоречива.Read more... )
pups_alik: (Пупс Алик)


2017-й — год трагических юбилейных дат, свидетельствующих о человеческой катастрофе

2017-й — год горьких и трагических юбилейных дат, свидетельствующих не только о национальной, но в первую очередь о человеческой катастрофе.

Наступает столетие Февральской революции — события, которое в момент его совершения воспринималось большинством общества (по разным причинам, но всеми его слоями) с надеждой и верой в будущее страны, а сейчас для большинства остается совершенно непонятным и туманным моментом российской истории, последствия которого мы переживаем до сих пор.

Споры историков о различных нюансах будут всегда, но есть очевидные вещи, относящиеся не к историческим спорам, а к сегодняшнему дню.

Главная причина падения самодержавия хорошо известна (см. «Февральские параллели») — запаздывание реформ, неспособность власти к переменам, превращение самодержавной власти в препятствие модернизации страны и государства. Самодержавие, отказавшееся от политической модернизации, безнадежно отстало от исторического развития и потому потеряло представление о перспективе, а вместе с этим и легитимность. Знакомо?

В результате развития экономики, становления буржуазного общества и начавшейся эмансипации, перестройки традиционного сознания в политику включались все новые и новые люди. Но у них не было ощутимой реальной возможности участвовать в формировании власти, а значит, и в развитии, трансформации государства.

Описывая события Февраля, и мемуаристы, и исследователи часто указывают на некий удивительный паралич правительства, военных элит, которые не смогли ничего сделать с ходом событий. Это состояние Солженицын описывал как «обморок национального сознания». В действительности это был никакой не обморок и не паралич. Люди во власти и в элитах чувствовали, что имеют дело не просто с разбушевавшейся толпой, а с чем-то непонятным, но очень существенным. Когда из-за косности, бездействия, коррупции, некомпетентности, мракобесия власти начинается такое массовое движение, пути назад уже нет. Это понимали все. Поэтому разговоры сто лет спустя о том, что нужно было разогнать толпу в самом начале, подавить петроградский гарнизон войсками с фронта… и тогда «все было бы иначе» — пустые. Они от непонимания сути событий.

Политика сохранения самодержавия в ХХ веке, как любое существенное социально-политическое отставание и исторический застой, способствовала разложению, деградации системы управления государством и управленцев. Дворцовая политика последовательно утрачивала и уже в 1916-м окончательно утратила связь не только со страной, находившейся в состоянии войны, не только с думскими деятелями, но с политической элитой в целом, в том числе и монархической.

Люди, принимавшие отречение, действовали как раз по тем мотивам, в отсутствии которых их обвиняют многие нынешние критики: они оставили личные амбиции, идейные разногласия, персональные симпатии и антипатии и совершили то, что считали болезненным, но необходимым для вывода воюющей страны из тупика — движение к конституционной монархии через легитимное Учредительное собрание.

Февраль — не прелюдия к Октябрю и не пролог к катастрофе. С точки зрения элит, это была экстренная попытка вывести власть из состояния деградации и спасти ситуацию в стране, с позиции общества — запоздалое, но решительное отрицание политического мракобесия, иррационализма, коррупции и надежда на прорыв к политической модернизации, справедливому устройству.

***

Падение самодержавия, отречение царя и даже прекращение монархии не означали разрыва легитимности и прерывания традиции государственности. Общество выработало ответ на вызов времени — всенародные выборы и созыв Учредительного собрания, которое должно было легитимно решить вопрос о политическом будущем страны и открыть перспективу новой эпохи развития тысячелетней России.

Учредительное собрание — главный маркер того магистрального исторического пути, на который должен был вывести страну февраль 1917-го.

Ключевыми событиями, приведшими к разрыву исторической преемственности, стали вооруженный государственный переворот 25 октября 1917 г. (с точки зрения развития революции это была не кульминация, а, наоборот, уголовно-преступный срыв, поворот в тупик) и насильственный разгон демократически избранного Учредительного собрания в январе 1918 года.

С этого времени в России нет легитимного государства.

***

Последствия — разделение страны, гражданская война, политические репрессии, гибель и изгнание миллионов людей, среди которых политическая, научная, деловая, творческая элита нашей страны. Потери нашей страны оказались чудовищны: за первые тридцать пять лет большевистской власти (1917-1953 годах), они составили более 50 млн. человек (включая 26,6 млн. человек в войне с Германией и её союзниками в 1941–1945 годах) (см. данные историка Кирилла Александрова) .

Почему произошел срыв, почему страна, имевшая исторический шанс на легитимную демократическую модернизацию, пошла по кровавому, трагическому и, в конечном счете, тупиковому пути?

Самодержавная авторитарная система приучила элиту и интеллигенцию, что все решает личность. Стали искать виноватого. В декабре 1916-го в результате околодворцового заговора убили Распутина, который считался символом разложения, но, как стало очевидно после убийства, вовсе не был причиной политического паралича и гниения на самом высоком уровне. Убийство Распутина – это верхушечная попытка решить ставшую непереносимой проблему архаичности и отсталости власти и её отрыва от страны. Конечно, это никак не осовременило политику и государственное управление. Напротив, убийство оказалось прежде всего свидетельством гнилости всей политической системы. У политических убийств в принципе позитивных последствий не бывает. Политическое насилие, а тем более убийство — всегда свидетельство тяжёлого кризиса в стране.

Отсталость и периферийность российского самодержавия не позволяла формироваться новой государственной управленческой элите. В условиях системы самодержавия не было эволюции элиты, её роста, обучения государственному управлению на всех уровнях. Не было политического взросления общества. Отсюда неготовность политической элиты к полномасштабной смене власти. Все боролись за власть и влияние, но никто не понимал, что будет.

Всегда существует глубокая разница между борьбой за власть и борьбой за смену системы. Да, в авторитарно-самодержавной политической конструкции одно неотделимо от другого, но приход к власти нужен для того, чтобы сделать политику реально публичной, исходящей от народа. Чтобы дать стране голос и услышать его. А вот как сделать так, чтобы участие народа не было ни разрушительным, ни фиктивным – особое искусство политиков.

Тогда, в начале 1917 года, существовал очевидный разрыв между политической элитой, которая, собственно, добивалась и добилась смены власти, и массами, у которых в дни кризиса появились совсем другие вожди. Этот разрыв, в результате которого сформировалось двоевластие, — изначальная проблема Февраля.

Двоевластие питалось популизмом одних и крайней нечуткостью к общественным запросам — других. Общество и армия устали от войны. А временное правительство ставило на первое место союзнические обязательства. Но при этом сторонники «войны до победного конца» ничего не могли поделать с популистским Приказом Петроградского совета #1, создавшим предпосылки для разложения действующей армии и большевистской агитации.

Февральско-мартовский энтузиазм быстро сменился массовой апатией и опусканием рук перед трудностями.

***

Тема Февральской революции очень важна, потому что сегодняшняя российская власть и её политика буквально во всех проявлениях — это власть самодержавно-большевистская, и ничего иного в ней не было и нет. Также потому что и сейчас, особенно после парламентских выборов, нарастает чувство усталости, безысходности, растерянности, и это именно то, что нужно этой власти для обеспечения своей несменяемости. Поэтому Путин и проводники его политики, в том числе новые назначенцы на губернаторские посты, сделают все, чтобы сохранить и закрепить это состояние. И далеко не в последнюю очередь им нужно, чтобы российскому обществу и через 100 лет оказалось невероятно трудным сообразить, что надо возвращаться к «февральскому» пониманию отказа от самодержавия, что самовластие — это тупик, что необходимо современное жизнеспособное государство и модернизированные общественные отношения, что настоящая историческая Россия — это не мифическая «Русь» времен то ли «викинга» Владимира, то ли Ивана Грозного, не сусальные «конфетки-бараночки» колоритного старца Распутина, а европейское государство, всей своей историей выстрадавшее демократическую легитимность и жизненно нуждающееся в ней.

Несмотря ни на какие временные успехи российское самовластие ведет в целом к опаснейшему отставанию и деградации. В этом значение Февраля. В российском обществе рано или поздно наступает понимание архаичности и неприемлемости самовластия. Однако другим уроком является то, что в условиях глухого самовластия происходит деградация не только власти, но также и оппозиционной элиты. Это выражается в её неготовности и неспособности справиться с упавшей ей в руки властью и потому ведет к захвату государства, говоря современным языком, радикалами и террористами и затем к неисчислимым бедствиям и человеческим трагедиям.

Признание значения Февраля 1917-го также и в том, что сила государства должна пониматься не как ограждение власти от общества, а как создание реально работающей демократической системы, отражающей интересы всех групп населения страны и позволяющей обществу участвовать в принятии важнейших для жизни страны решений. Именно отделение власти от общества создало возможность установить жестокую диктатуру и развязать гражданскую войну.

***

Считается, что отказ от ясных и честных оценок наиболее болезненных событий ХХ века вызван историческим невежеством современной власти и нежеланием преодолеть собственную травмированную память. Еще десять лет назад многим казалось, что усилия власти замолчать преступления большевизма и сталинизма являются следствием отсутствия мужества и трезвости при взгляде на собственную историю.

Однако политическая практика показывает, что дело в другом. С каждым годом всё более очевидно, что почти все актуальные и наиболее болезненные проблемы современной России связаны с сознательным и активным следованием политике современного большевизма.

Современный большевизм как практическая идеология, в частности, включает в себя и квази-общественный договор о нераскрытии преступлений, берущих своё начало в октябре 1917 года, о забвении, по-возможности, их жертв, продолжении корыстного искажения отечественной истории, полном смешении в ней до неотличимости добра и зла. Для современной власти согласиться с возможностью внятного объяснения смысла событий февраля и октября столетней давности, признать преступления советского периода (в этом году ещё и 80 лет началу большого террора) буквально означает начало конца. Выход у них один — максимально притушить все смыслы и спустить всё на тормозах.

Позиция российской власти в отношении столетия событий 1917 года вполне определенно заявлена в выступлениях президента. Её суть декларируется как необходимость сохранения спокойствия и общественно-политического единства вокруг Путина и его особого пути имперского национализма, антизападничества и национальной изоляции с опорой на прямых наследников большевиков и сталинистов. Вместе с ними власти намерены в этом году так или иначе отметить их «праздник» государственного переворота, кровавой гражданской войны и террора в награду за лояльность нынешнему антиевропейскому курсу. Абсурда на празднике добавят «охранители», видящие в падении монархии заговор европейских сил.

Между тем, события 1917 года для страны имеют вовсе не юбилейно-символический смысл. Сложившийся в последние четверть века российский авторитарно-корпоративный режим опирается на большевизм как на фундамент, на котором в решающей степени строится сегодняшняя политика. Именно оттуда вытекает бесконечная государственная ложь, презрение к предпринимательству и праву частной собственности, цинизм и безразличие к человеческой жизни и судьбе…

Ощущая себя прямыми наследниками и современными последователями большевизма, власти не могут позволить обществу увидеть и назвать преступлением ни сам большевизм и сталинизм, ни даже очевидный государственный переворот 1917 года, они прикрываются разговорами о необходимости «национального спокойствия и примирения». Но такое «примирение» без обличения зла — это прямое оправдание зла, верный признак сознательной готовности в любой момент снова воспользоваться им.


Вследствие своей родовой, органической связи с советско-большевистской системой нынешняя власть не желает, не может и никогда не сможет дать честную и целостную на государственно-политическом уровне оценку событий 1917 года и их последствий. Она боится самой постановки вопроса об истоках и основаниях легитимности государства и главное — о необходимости отказа от лжи и насилия, этих большевистских инструментов удержания контроля над страной, о том, чтобы прямо назвать государственный террор и массовое уничтожение невинных граждан собственной страны безусловным злом.

А без этого у нашей страны нет шансов на движение вперед, на выстраивание национальной самоидентификации, адекватной сегодняшнему времени, на создание современной экономики и российской государственности.

Поэтому власть, которая отказывается от честной оценки событий 1917 года и их последствий, в прямом смысле предает интересы России и будущее её народа.

Путинское «спокойствие и общественно-политического единство» не имеет ничего общего с национальным примирением, завершением гражданской войны, движением к национальному единству. Ничего такого даже близко нельзя достичь с помощью умышленной лжи, пропаганды, замалчивания, разведения палачей и их жертв по углам. Наоборот, основа возможного гражданского мира — целостный, основанный на внутренней логике и исторической правде взгляд на события последних 100 лет и начинать его формирование надо с оценок событий 1917 г.

Однако чем дальше, тем сложнее выполнение этой задачи. Из-за страха властей давать политические оценки образуется пустое место в национальном сознании. Его заполняют мифические конструкции. Например, самодержавие утверждается как некая ценность, единственная альтернатива которой — революционный хаос и кровопролитие. С другой стороны, бытует концепция революции как единственного способа движения вперед и решения накопившихся проблем.

Поскольку внятная оценка этих событий, включая и отречение от преступлений, на государственном уровне и в публично-общественном пространстве отсутствует, вакуум заполняется политическими химерами, работающими на разрыв и дальнейшую деградацию общества.

Фактически, сейчас перед нами перспектива новой попытки реализовать после перевыборов Путина 2018 года миф о возвращении в квази-СССР с новой Ялтой, «сферами влияния» и угрозой ядерной войны. То есть движение в прошлое, которое, понятное дело, невозможно и рано или поздно приведет к очередной всероссийской катастрофе.

Альтернатива такому развитию событий — другой президент, смена власти и создание легитимного государства, отказавшегося от лжи, восстанавливающего в России историческую преемственность, для которого и самодержавие, и большевистский тупик стали препятствием. Именно это должно стать сутью общественной политической инициативы на ближайший год.

***

В этом контексте неизбежно возвращение к идее Учредительного Собрания, вырастающей из крайней необходимости выкорчёвывания и преодоления современного самовластия. Без переоснования государства на Учредительном Собрании никакая власть в России по-настоящему не легитимна (см. «Ложь и легитимность»). Недоверие к государству, отдаленность народа от политики не будут преодолены. Любая политическая конструкция будет восприниматься как очередной издевательский эксперимент, далекий от жизни людей.

Политическая победа над авторитаризмом и строительство современного государства невозможны без создания эффективных каналов коммуникации с обществом, умения слушать запросы людей и отвечать на них. Презрительное отношение к людям как «человеческому материалу», столь распространённое в сегодняшней российской оппозиционной и фрондирующей публике, мечты о верхушечном перевороте, либо расчёт на то, чтобы «половить рыбку» в мутной воде протестной стихии — заведомо провальные, но очень опасные затеи. Особенно глупа ставка на «революционную» легитимность, которая сама собой решит проблему устойчивости власти. Молчание большинства, рожденное апатией и страхом, будет принято за одобрение, но за этим будет следовать тяжелая расплата и вновь возврат к беспределу и бесправию.

Провал эпохи постсоветской модернизации, очевидный теперь уже всем крах «эпохи попытки исхода» диктует кардинальное обновление, перезапуск всей политической системы, создание прочного основания её легитимности. Исходные ключевые слова новой эпохи: доверие и причастность, уважение и достоинство, право на жизнь и на творчество, свобода и креативность.

Доверие нации и каждого гражданина к государству и его институтам. Причастность к формированию нового современного российского государства.

Без этого не будет новой эпохи и не будет России.

Председатель Федерального политического комитета партии «ЯБЛОКО», доктор экономических наук, профессор НИУ Высшая школа экономики










http://www.yabloko.ru/publikatsii/2017/02/27_0.

pups_alik: (Пупс Алик)

ОТ ПУПСА: Вовина шобла, конечно, постарается обеспечить предсказуемость и подконтрольность выборов, не зря же она всеми силами старалась Навального выбить из игры... но Григорий Алексеевич Явлинский на мальчика для битья не слишком похож, он таки для Путина станет конкурентом, а не спарринг-партнером. Пупс, по крайней мере, будет голосовать за Явлинского.

pups_alik: (Пупс Алик)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] svobodaradio в Истек ли срок годности Путина?


Первый этап президентской кампании начался. Заявился вечный Владимир Жириновский, обещает участие Григорий Явлинский, идут утечки со Старой площади о том, что администрация президента склоняется к тому, чтобы сделать партнерами Путина ветеранов: Геннадия Зюганова и Сергея Миронова.

Главный потенциальный соперник Путина Алексей Навальный получил повторно отштампованный кировским судом 5-летний условный срок по делу "Кировлеса", но, опираясь на конституцию, хочет добиться права на участие в президентских выборах. 12 февраля на своем съезде его поддержало созданное Борисом Немцовым демократическое движение "Солидарность".

"Навальный получает не реальный срок, а условный срок, потому что если бы был реальный срок, тогда легенда о том, что он агент одной из башен Кремля, нарушится. Лучше поддерживать возможность выдвижения разных версий по поводу того, чей человек Навальный, кто он, что он и так далее. Но в любом случае очевидно, что последние действия власти показывают, что Навального они расценивают как реальную угрозу, как реального оппонента, независимо от сегодняшнего электорального потенциала, может быть просто потому, что он заглядывает в будущее, как Навальный просчитывает на два-три шага вперед. Причина в том, что есть большая дистанция между протестными настроениями и протестными действиями. Протестные настроения в обществе, безусловно, есть, протестных действий нет. Никто не знает, как будет трансформироваться система, ни один политолог ответственный не скажет, как будет трансформироваться система, что станет поводом и когда на самом деле пирамида посыпется. Но то, что трансформация произойдет – это совершенно очевидно, нет ничего вечного. И Навальный воспринимается как угроза"

На что рассчитывает Навальный? Меняется ли политическая обстановка в России и вокруг нее? Обсуждают политологи Дмитрий Орешкин, Константин Калачев, экономист Владислав Иноземцев.


pups_alik: (Пупс Алик)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] bel_ok в Угроза Дональд
Dmitriy Klein

Для того, чтобы Никсон подал в отставку с поста главы государства, после Уотергейтского скандала, понадобилось два года.

Судя по первым неделям работы новой администрации, двух лет может и не понадобится. )

President Trump at a prayer breakfast on Thursday.
Credit
Stephen Crowley/The New York Times
Перевод статьи Пола Кругмана, американского экономиста и публициста, лауреата Нобелевской премии по экономике:

"Последние несколько месяцев думающие люди тихо беспокоились, что администрация Трампа может втянуть нас во внешнеполитический кризис или даже в войну.

Отчасти это беспокойство стало отражением привычки Трампа к напыщенности и дерзости, что прекрасно срабатывает на Breitbart и Fox News, но не слишком нравится правительствам иностранных государств. Это также стало отражением стимулов новой администрации: по мере осознания избирателями из рабочего класса неискренности обещаний Трампа относительно трудоустройства и здравоохранения более привлекательными становятся отвлекающие маневры за рубежом.

Наиболее вероятной точкой возгорания казался Китай, многократно становившийся предметом суровых речей Трампа, где в ходе споров, связанных с островами в Южно–Китайском море, легко могут возникнуть перестрелки. Однако войну с Китаем, по всей видимости, придется отложить. Первая на очереди стоит Австралия. И Мексика. А также Иран. И Европейский союз (но никак не Россия).

А пока в генерировании кризисов администрацией президента есть некоторая доля циничного расчета, все это все меньше становится похоже на политическую стратегию и все больше на психологический синдром.

Read more... )

pups_alik: (Пупс Алик)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] viacheslav_sn в В чем на самом деле противоречие Америки
Суть американского "цивилизационного" конфликта между "глобалистами" и "консерваторами", если отбросить всю эмоциональную чепуху, состоит в следующем. Домохозяйства, центральное звено экономических отношений, дают в экономику и труд, и потребление результатов труда. Именно поэтому экономические модели замкнуты и сбалансированны - фактически, то, что люди производят, они и потребляют.

Но! Люди хотят получать за свой труд больше, а тратить на потребление меньше. Производить подороже, а покупать подешевле. Если подобрать абстрактную универсальную единицу измерения труда и его результатов, равенство между произведенным и потребленным очевидно. К сожалению, такой универсальной единицы не существует, вместо нее - деньги и рыночная цена, теоретически возникающая из баланса спроса и предложения. А еще есть фирмы и государство, которые, изначально являясь только формами организации труда и распределения результатов труда, тем не менее, влияют и на содержание экономических отношений.

Получилось, что не всегда труд равен потреблению.Read more... )
pups_alik: (Пупс Алик)

  • 23-01-2017 (18:21)



По Трампу на борт

Александр Скобов: "Прогрессивная Америка" нутром чует, что на кону не вопрос о налогах. Она чует кровного врага

update: 23-01-2017 (18:52)

! Орфография и стилистика автора сохранены


Пока условно "либерально-прогрессивные" наблюдатели из России соревнуются в выстраивании наиболее изящных логических конструкций, призванных обосновать тезис "не так страшен Трамп, как его малюют", в США происходит нечто несусветное. "Прогрессивная Америка" от умеренных либералов до крайне левых выходит на многомиллионные марши и митинги против только что избранного президента.

Такого в США не припомнит никто. Много десятилетий партии чинно cменяли друг друга у власти. На смену левым приходили правые и немного корректировали политику левых. На смену правым приходили левые и немного корректировали политику правых. Но каждый победивший на выборах президент заявлял о намерении быть президентом всех американцев, и его побежденные оппоненты принимали это как должное. Впервые та Америка, которая не голосовала за победителя, так откровенно заявляет, что не считает его президентом всех американцев.

Дело не в эпатажных выходках Трампа, не в его часто противоречащих друг другу и допускающих весьма разные трактовки высказываниях. И уж конечно не в его некомпетентности и замашках жуликоватого бизнесмена. "Прогрессивная Америка" нутром чует, что на кону отнюдь не вопрос о том, как поменять налоги и регламентацию бизнеса. Нутром чует в Трампе своего кровного врага. И этот социальный инстинкт вернее, точнее самых изящных логических конструкций аналитиков.

Прогресс - это преодоление человечеством архаики. Архаика - это жизнь по звериным инстинктам, диктующим социальный эгоизм, неприятие "чужих", агрессию, стремление к доминированию и подавлению себе подобных. Прогресс - это последовательное ограничение звериных инстинктов культурой, которая тоже опирается на инстинкты, но противоположные. На инстинкты эмпатии и солидарности. Прогресс - это последовательное ограничение и смягчение конкуренции за ресурсы и статусы. От ее первичных, силовых форм, когда проигравшего в конкурентной борьбе просто съедали, потом обращали в раба, до чисто экономического соперничества на рынке. И далее к новым ограничениям.

Прогресс - это ограничение насилия человека над человеком, общества над человеком. Это ограничение произвола сильных по отношению к слабым. Это расширение ответственности сильных перед слабыми. Это преодоление неравенства и разделения людей на своих и чужих. Это движение к более гуманному, терпимому и открытому миру.

История развивается нелинейно. Движение к прогрессу неравномерно. Оно происходит через рывки, зигзаги, кризисы и временные откаты назад. Архаика периодически пытается взять реванш, освободиться от ограничений, накладываемых на нее культурой. Дать волю древним звериным инстинктам.

Последним крупным прорывом западного общества на пути прогресса была великая правозащитная революция 60-х годов. Парижский "красный май" - ее кульминация. Именно она сформировала основные черты современного Запада. Не спешите глумиться над тем, что партии, вышедшие из грозного Коминтерна, при упоминании которого содрогался весь буржуазный мир, трансформировались в коллективную Федерику Могерини, а движение "новых левых" - в коллективного Йошку Фишера. Десятки раз осмеянный "леволиберальный истеблишмент" обеспечил продвижение западного общества на качественно новый уровень гуманности, терпимости, открытости, демократичности. И поднимающиеся сегодня по всему Западу правопопулистские движения направлены не против загнивания истеблишмента. Они направлены против выработанных цивилизацией ограничений человеческой брутальности.

И стремление уничтожить общедоступную медицину, и совет Южной Корее для защиты от безумных Кимов обзавестись собственной атомной бомбой имеют одну подоплеку. Это попытка реванша инстинктов социального эгоизма, попытка реванша архаики. Это атака на фундаментальные основы западного общества. Именно это нутром чувствуют миллионы, выходящие на улицу против Трампа.

Силы правоконсервативной реакции атакуют западное общество изнутри при активной внешней поддержке. Когда-то СССР стремился разрушить западный мир, экспортируя коммунистическую революцию. Сегодня путинская Россия стремится разрушить западный мир, экспортируя традиционалистскую контрреволюцию. И та, и другая не были созданы исключительно извне. Они имели собственную внутреннюю базу. Но коммунистическое движение либерально-прогрессистский Запад сумел интегрировать. Их "проекты будущего" удалось сблизить, потому что в них изначально было нечто общее. У традиционалистов нет своего проекта будущего. Их идеал в прошлом. Поэтому они обречены оставаться деструктивной силой.

Исход нынешнего противостояния не предопределен. Он зависит от многих факторов. От способности "прогрессивного Запада" найти новые ответы на вызовы времени, исправить ошибки, обновить истеблишмент, преодолеть его конформизм и оппортунизм. И не в последнюю очередь - от осознания опасности, исходящей от подпитывающих реакцию внешних сил. От осознания того, что путинская Россия является его смертельным врагом. Кстати, российской оппозиции тоже придется определяться со своим местом в этом глобальном противостоянии.

Александр Скобов

graniru.org

! Орфография и стилистика автора сохранены


http://www.kasparov.ru.prx2.unblocksites.co/material.php?id=58861C6550747.

pups_alik: (Пупс Алик)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] novayagazeta в Президент Красного пояса
Почему президентство Трампа противоречит долгосрочным интересам США.

Сторонники и выборщики Трампа на его инаугурации, Вашингтон. Фото: EPA

Самый высокий процент получателей продовольственной помощи (food stamps) в США зарегистрирован в округе Оусли, штат Кентукки — это 32% домохозяйств. Белые составляют 95,8% населения Оусли, территория находится на втором месте с конца в стране по медианному доходу. Округ традиционно голосует за республиканцев. В 2013 г. Хал Роджерс, уже много лет представляющий Оусли в Конгрессе, проголосовал за полную отмену продовольственных карточек. Трудно найти более яркую иллюстрацию к тезису Дэвида Харви о том, что

американские белые бедняки из националистических побуждений голосуют против собственных экономических интересов.


Read more... )
pups_alik: (Пупс Алик)

  • Каспаров.ру 20-01-2017 (17:14)



Торжество вербовщика

Андрей Пионтковский: И вот, наконец, его распирает от заслуженной гордости за совершенный им подвиг разведчика

update: 21-01-2017 (12:20)



Путинский семиминутный спич о девушках с "низким уровнем социальной ответственности" уже разобран психоаналитиками на цитаты и вошел в Историю болезни русского пациента №1 наряду с целованием в животик несчастного Никитушки и похабным анекдотом, рассказанным фрау Меркель. Но мне все же кажется, что наибольший интерес его перформанс представит не для сексопатологов, а для историков спецслужб.

Вопрос о "вербовке Трампа" был заранее подготовлен, отрепетирован и задан с чувством и расстановкой одним из самых преданных лайфовских холуев. Формат официальной пресс-конференции с молдавским дондоном совершенно не смутил повелителя Русского мира. Ему настолько не терпелось посмаковать пикантные подробности трамповского пребывания в Москве, что он просто не мог себя контролировать. Дважды он очень рискованно оговорился. Один раз, правда, успев поправить себя после "Трамп всю жизнь занимался организацией конкурсов красоты". Но зато "У МЕНЯ проститутки — самые лучшие в мире" так и остались в ютюбе на 6-й минуте его откровений.

Это была его минута славы, реванш за всю его никчемную профессиональную жизнь. Воспитанник уголовника Лени-самбиста, прочитавший в жизни единственную книгу "Щит и меч", он с детства мечтал о службе в КГБ как о социальном лифте в недоступную пацану из коммуналки сладкую номенклатурную жизнь. И, казалось, жизнь понемногу удавалась. Так приятно было попивать искусительное немецкое пиво в уютной дрезденской квартирке, ощущая себя важным и необходимым винтиком Великой Империи. Но случилась крупнейшая геополитическая катастрофа XX века – дрезденская резидентура закрылась. Дослужившийся к 40 годам до майора "разведчик" был выброшен на улицу и вернулся в свой город, "знакомый до слез", до прожилок, до детских припухлых желез — бандитский Петербург.

Благодаря невероятному стечению обстоятельств и бешеной энергии повешенного им позднее Березовского он оказался на троне в незнакомой и неустроенной (никакого Ordnunga'а, никакой вертикали, никакого имперского величия) стране. Вживайтесь, Вайс, вживайтесь.

Связь с центром была утеряна. Он пытался ее восстановить на другом уровне. Бил поклоны, ставил свечки, окружал себя номенклатурными попами. Но попы побаивались его. Слишком узнаваем был прищур этих холодных рыбьих глаз. Слишком хорошо все эти "арамисы" и "аметисты" помнят своих первых кураторов.

Семнадцать лет одиночества и изнурительного подвижничества на галерах. И вот, наконец, его распирает от заслуженной гордости за совершенный им подвиг разведчика: он завербовал самого могущественного человека в мире — Президента США. Более того, в меру сил способствовал продвижению его на этот пост. Ему безумно хочется поведать об этом urbi et orbi. Но ни в коем случае нельзя было этого делать. Категорически недопустимо в таком глумливом торжествующем тоне публично рассуждать о ценнейшем агенте. Безопасность агентуры — святое для вербовщика высокого уровня. Он еще раз показал, что так и остался всего лишь майором, награжденным медалькой Штази третьей степени.

Весь последний год их совместной деятельности на каждый комментарий Путина о нем наш Трампушка немедленно реагировал счастливым поросячьим визгом в Твиттере: "Вот, сам Путин снова меня похвалил!". С 17 января он молчит. Еще не вышел из состояния грогги.

Андрей Пионтковский

http://www.kasparov.ru.prx2.unblocksites.co/material.php?id=5881E83355E53.

pups_alik: (Пупс Алик)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] zlatoalex в Трамп- победа олигархов в США

Инаугурационная речь Трампа вызвала просто фурор тем, что он фактически бросил вызов американской политической элите. Показав тем самым, что он к власти пришел как субъект совсем иной политической формации, нежели той, что до сих пор диктовала правила политической игры. При этом он, разумеется, декларировал себя прежде всего как человека из народа и для народа, который будет вести свою политику именно в его интересах. Сделав много политических обещаний в этом русле, от прекращения ненужных войн за рубежом, до значительного увеличения рабочих мест.

Однако так ли это, стоит разобраться. Если рассмотреть существо политической фигуры нового президента, то он яркий представитель именно финансовой элиты США,Read more... )
А как вы думаете,[Poll #2061636][Poll #2061636]политика Трампа будет социально ориентированна?



pups_alik: (Пупс Алик)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] svobodaradio в Пруссак в Кремле


Когда 17 лет назад Владимир Путин стал хозяином Кремля, многие обратили внимание на то, что он – первый со времен Ленина лидер России, бегло говорящий на одном из европейских языков, немецком. Детали биографии Путина как офицера советской разведки, служившего в ГДР, не оставляли сомнений в том, что Германия занимает в его жизни, вкусах и пристрастиях заметное место. Один симпатизирующий Путину русско-германский политолог даже написал книгу под названием "Владимир Путин. ”Немец” в Кремле". Правда, в традиционные представления о немецкой пунктуальности не укладывается склонность российского лидера вечно опаздывать на запланированные встречи, но на первых порах это казалось мелочью. Ведь куда более "по-немецки" звучали заявления молодого и энергичного президента о "диктатуре закона" и стремлении навести порядок в хаотичной России, доставшейся ему от больного и усталого предшественника.

Вскоре оказалось, однако, что у Путина-политика есть немало и других черт, сильно отличающихся от стереотипных представлений о современных немцах или германофилах. "Диктатура закона" по-путински обернулась торжеством принципа, сформулированного не немцем, а испанцем, генералиссимусом Франко: "Для друзей у меня всё, а для остальных – закон". В экономике эпоха Путина поначалу принесла относительное благополучие, обеспеченное высокими ценами на нефть. Но о последовательных реформах вроде тех, что когда-то провел в ФРГ Людвиг Эрхард, заложивший основы немецкого благополучия на десятилетия вперед, россиянам до сих пор остается лишь мечтать. Зато государство, не став по-настоящему сильным и здоровым, стало вездесущим и фактически самодержавным, замкнутым на "национального лидера", окруженного раболепной бюрократией. Ее кредо сформулировал Вячеслав Володин: "Нет Путина – нет России".


Современные немецкие члены клуба военной истории ("реконструкторы") на могиле Фридриха II в Потсдаме

И вот здесь-то в облике путинской системы вновь неожиданно проглянуло нечто немецкое. Точнее – прусское. В 1776 году наместник Фридриха II в Силезии заявил чиновникам своей администрации: "Вы каждый день должны делать хоть что-то заметное в интересах короля". Пару лет спустя прусский министр Фридрих Антон фон Хайниц разразился панегириком в адрес монарха: "Государь – наш образец; кто может сравниться с ним? Он трудолюбив, он ставит обязанности превыше развлечений, нет никого более самоотверженного и упорного..." Чем не Володины XVIII века, конечно, с поправкой на то, что "железное королевство" Фридриха II благодаря королю-трудоголику действительно во многих отношениях работало как часы. Диктатура закона в нем была не фигурой речи, а реальностью: известен случай, когда королевское правительство проиграло судебную тяжбу из-за земельного участка простому мельнику.

Тем не менее у путинской системы есть черты, позволяющие называть нынешнего обитателя Кремля не "немцем", но подобием пруссака былых времен. Оба бюрократических режима с презрением относятся к парламентским институтам и демократии. В Пруссии, в отличие от остальной Германии, до 1918 года действовала "трехклассная" избирательная система, фактически сводившая к нулю политическое влияние подавляющего большинства населения. Вдобавок голосование было не тайным, а открытым, никаких прусских Чуровых даже не требовалось. Зато свои штыки прусская власть лелеяла: львиная доля расходов бюджета уходило на нужды армии, которая была в этой стране своего рода идолом. Недаром именно в Пруссии родилась поговорка "Человек – это от звания капитана и выше". Спецслужбы в их нынешнем виде тогда не существовали, но прусские шпионы эффективно действовали по всей Европе, а в самой Пруссии подданные опасались откровенничать в письмах, зная усердие чиновников "черного кабинета", занимавшегося перлюстрацией корреспонденции.

Нет ничего более далекого от современной российской системы, чем устройство Федеративной Республики Германии. Видимо, поэтому, а не только из-за Крыма и личной неприязни именно Ангела Меркель постепенно стала главным антагонистом Владимира Путина на международной сцене. А вот "старый Фриц", вполне возможно, одарил бы российского президента одобрительным королевским кивком. Ведь свое правление Фридрих II начал с того, что, воспользовавшись сменой правителя в соседней стране, под надуманным предлогом аннексировал часть ее территории. Это случилось в 1740 году, когда прусские войска заняли принадлежавшую Австрии Силезию. Только что вступившая на венский престол Мария Терезия вспоминала о своем тогдашнем положении так: "Я сидела без денег, без войск и без советников". "Силезиянаша" стала причиной нескольких войн и растянувшейся на десятилетия вражды Пруссии с соседями, которая привела "старого Фрица" и его государство на грань катастрофы.

Прусская внешняя политика при Фридрихе II по большей части была игрой ва-банк. В 1756 году он вступил в Семилетнюю войну, располагая отлично обученной армией и английскими субсидиями, но имея перед собой в качестве противников трех колоссов – Россию, Францию и монархию Габсбургов. К концу 1761 года Фридрих находился на грани разгрома: 106 тысячам прусских солдат противостояли почти 400 тысяч солдат коалиции, Кёнигсберг присягнул на верность императрице Елизавете, русские и австрийские кавалеристы совершили набеги на Берлин. Король подумывал о самоубийстве. И тут случилось "чудо Бранденбургского дома": Елизавета Петровна умерла, а ее преемник, поклонник "старого Фрица" Петр III немедленно вывел Россию из войны. Он даже намеревался заключить союз со своим кумиром, но был свергнут и убит сторонниками собственной жены Екатерины II. Та, впрочем, войну против Пруссии не возобновила, а с австрийцами и французами Фридрих договорился о почетном мире.

Историческая репутация Фридриха II как правителя и полководца весьма почтенна. Немногие вспоминают о том, как мало отделяло его от вхождения в историю под прозвищем не Великого, а Последнего: союзники подумывали после разгрома Пруссии расчленить это королевство, создавшее им столько проблем. Фридрих, ставший для пруссаков кумиром, заложил военно-дипломатическую традицию, которая чем-то сродни карточному блефу. Она предполагает повышение политических ставок, невзирая на ограниченные ресурсы и внешнюю изоляцию. Расчет при этом делается, помимо собственных способностей (Фридрих действительно был военным гением, хотя не раз бывал и бит), на недостаток воли и решительности у противников и – на везение. Оно явилось королю в виде смерти его противницы, русской императрицы.

Похоже, чем-то вроде этого "чуда Бранденбургского дома" в Кремле сейчас считают избрание Дональда Трампа президентом США. Правда, в последние дни российская эйфория по этому поводу чуть поутихла, и возникает всё больше сомнений в том, что администрация Трампа поведет себя по отношению к Москве столь же дружественно, как некогда Петр III по отношению к "старому Фрицу". Но в целом стратегия Путина выглядит скроенной по старым прусским лекалам: это игра ва-банк, все или ничего. Кремль уже почти три года сознательно разрушает прежний баланс сил в Европе и других регионах, поскольку, по словам политического аналитика Александра Морозова, "работает на то, чтобы быть на третьем стуле в "новой Ялте" – США, Китай, Россия". При этом сравниться с двумя другими державами Россия, как когда-то Пруссия Фридриха II, может лишь по одному параметру – военной силе. По всем остальным показателям она сильно уступает. Но недостаток экономических, технологических, демографических ресурсов "кремлевский пруссак" пытается компенсировать ловкостью маневра, быстротой реакции и нестандартными ходами вроде новейших методов ведения информационной войны.

Прусская стратегия – вещь рискованная. "Старому Фрицу" на исходе Семилетней войны неслыханно повезло, но он извлек урок: всю вторую половину своего правления король почти не воевал и вел себя осторожно. Следующий великий пруссак, Бисмарк, перенял у Фридриха агрессивность и умение держать удар, но, в отличие от него, никогда не шел ва-банк, предпочитая действовать рационально и расчетливо. Именно этого не хватало последнему германскому императору и прусскому королю Вильгельму II, ввязавшемуся в Первую мировую – с роковыми для монархии последствиями. Но подлинным наследником короля-авантюриста Фридриха был Гитлер, сделавший прусскую стратегию инструментом глобальной катастрофы.

Своего рода приговор прусской политической традиции сформулировал еще в 1939 году социолог Торстейн Веблен, написавший, что Пруссия создала политическую культуру "увлечения войной, слепого следования за лидерами, энтузиазма подчинения и беспрекословного повиновения авторитетам". После разгрома Гитлера ни одного напоминания о Пруссии в названиях федеральных земель Германии не осталось, а бывшая Восточная Пруссия была разделена между Россией и Польшей.

Сорвать банк у истории "железному королевству" не удалось.

Ярослав Шимов – историк Центральной Европы, международный обозреватель Радио Свобода

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции

pups_alik: (Пупс Алик)

Путин и КГБ идут ко дну

И это даже более серьезная мировая проблема, чем все треволнения президента США Трампа, потому что мы еще не знаем утянут ли они на дно нашу страну, утонет Путин один или сделает все, чтобы уничтожить Россию. После трех проигранных войн — в Грузии, на Украине и в Сирии судьба Путина и будущее нашей страны решается уже только в России. Может быть в Москве, может быть всей страной.

Года три назад, когда агрессия на Украине только начиналась, мы писали о том, что Путин объявил войну всей европейской цивилизации. И исход войны пока не был ясен, потому что у него есть оружие, которым не обладает никто в мире — КГБ. Насколько это оружие окажется эффективным, как будет использовано — мы не знали и на благоприятный исход войны можно только надеяться.

Еще отбивалась из последний сил Украина, еще Греция едва не вышла из Европейского союза, а Новак обещал ей танкеры с нефтью, еще только начинала повсюду бурлить новая ватага кембриджских воспитанников КГБ и они только (хорошо информированные) всего лишь предупреждали Ангелу Меркель, что «мы откроем границы с Африкой и Ближним Востоком».

Потенциальные возможности КГБ были очевидны. Вывезенный и присвоенный золотой запас СССР, золотовалютные фонды в банках и неучитываемые резервы ЦК КПСС, самого КГБ, ВЦСПС и ВЛКСМ, десятки, если не сотни тысяч осторожно внедренных внешней разведкой, ГРУ, Третьим Главным управлением КГБ агентов, многие из которых были снабжены для начала парой миллионов долларов, а те, кто возомнил, что это личные его деньги — расстреляли в разных странах — эта фантастическая операция Андропова, Крючкова, Примакова прошедшая просто под носом западных спецслужб обманутых Горбачевым, Шеварднадзе, Ельциным и полковником ГРУ Козыревым могла дать (и заметим — дала) непредсказуемые результаты.

Под идиллические рассказы и вручение медалей за победу европейской цивилизации в «холодной войне», за уничтожения коммунизма, в России (не без помощи бессмысленных политиков вроде Тэлбота) происходила продуманная деформация, кафкианское превращение коммунистического государства в небывалую в мире структуру, управляемую, использующую все российские гигантские резервы, небывалой в мире по масштабу и агрессивности спецслужбой. При этом уже три года назад стало очевидным, что цель этого монстра не только вернуться к советским размерам, но подобно коммунистическому своему прародителю подавить волю к сопротивлению во всем мире и уничтожить европейскую цивилизацию, используя теперь уже все враждебные ей механизмы — и коммунистический, и фашистский, и выращенный в СССР арабский терроризм.

Еще три года назад мои передачи на «Голосе Америки» кончились после того как я сказал, что Шеварднадзе (очень любимый в США) — генерал КГБ, а Соединенные Штаты потерпели сокрушительные поражение в «холодной войне» и теперь им надо возвращаться к опыту президента Трумэна. К тому, что меня никто не хочет слышать я за двадцать лет вполне привык, а потому мне было безразлично, что мне перестали звонить, но очень пугала эта привычная абсолютная слепота американской администрации в наше все более и более опасное, откровенное и агрессивное время.

Но вот пришло всего три года (а перед тем было семнадцать, когда тоже все было очевидно) и эта слепота, эта главная опасная составляющая в войне управляемой КГБ России с европейской цивилизацией почти полностью излечилась. Конечно, это произошло лишь потому, что Кремлем и Лубянкой в дело были запущены все те резервы, появления которых я ждал, но, естественно, был не способен описать во всех их особенностях и подробностях.

Конечно, не без активной помощи КГБ из Чада и Афганистана, Ирака, Сирии, Ливии и Пакистана в Европу ринулись сотни тысяч беженцев. Одновременно в Петербурге собрали всемирный съезд фашистов и националистов. Вероятно, только дура Ле Пэн попалась с русскими деньгами, но свою долю получил каждый, а из Москвы начались радиопередачи, натравливающие немцев на беженцев и даже изнасилованную девочку сочинили. Конечно, начались и реальные приставания к женщинам на праздники. Организовано, конечно, по приказу, совсем как в Израиле, когда вдруг стали нападать с ножами на евреев. А, главное, начались теракты почти по всей Европе. У них было две особенности. Во-первых, террористы почти никогда не были случайными беженцами, а были уже хорошо отобранными и обработанными местными жителями. Во-вторых, во многих случаях, они ничего не знали об ИГИЛ, но зато многие из них незадолго до этого (как, впрочем, и летчики разбивавшие самолеты с пассажирами) побывали у психиатра. А тут еще Брексит в Великобритании, избрание в США казалось любимого нами Трампа, а предложенный им кандидат в госсекретари Тиллерсон даже получил в Москве орден «Дружбы народов». Да еще и взятие Алеппо в Сирии. На первый взгляд победы на всех фронтах. Но так это звучит только по российскому телевидению. На самом деле повсюду разные варианты гэбэшного спортивного «антидопинга». Казалось так все в КГБ хорошо наладили, столько олимпийских медалей получили, но вот неудача — двоих врачей убили, а третий не дожидаясь — сбежал. И все с гигантским позором развалилось. Были искалечены не только судьбы множества русских спортсменов, но для начала и репутация российских политиков, в том числе и лично Путина. Вероятно, даже в большей степени, чем разоблачения его спрятанных миллиардов долларов. Путин начал в глазах сотен миллионов любителей спорта ощутимо уходить под воду.

Операции КГБ в Европе и США, конечно, гораздо сложнее и на первый взгляд разваливаются не так очевидно и быстро. Для начала не удалось купить (денег мало) и запугать Грецию; полностью использовать ее гигантский прокоммунистический потенциал и все вывезенные туда деньги. Ципрос «предал» бедного Путина, остался в Европейском Союзе, не превратил свою страну в нищее бушующее европейское пламя социального недовольства.

Антисанкции даже в соединении с кризисом тоже дали очень немного — не всеобщую блокаду фермерами всех европейских дорог, а лишь отдельные, довольно легко погашаемые, всплески недовольства то в одной, то в другой стране. КГБ это далеко не Коминтерн и вернуться к коммуно-фашистским бунтам и режимам по всей Европе и Соединенным Штатам как в 30-е годы Путину не удалось.

Даже полтора миллиона беженцев не дестабилизировали Европу, конечно, благодаря фантастическому мужеству Ангелы Меркель (вот блестящее доказательство того, что демократическое правление в трудные минуты рождает Черчиля, де Голля, Ангелу Меркель, которые спасают свои страны и народы, а деспотические — Сталиных, Мао Цзе Дунов, Хо Ши Минов, которые их их губят). Особенно ценным и важным было сохранение в этих трудных обстоятельствах высоких европейских гуманистических ценностей. Даже террор на европейских площадях никого не запугал и остались по-прежнему безответными призывы Путина и Лаврова (зато их открыто стали называть не только публицисты во всем мире, но потом и политики сперва лгунами, а вскоре — бандитами) «объединить усилия в борьбе с терроризмом». В переводе на человеческий язык это значило — вы нам откройте доступ к своим спецслужбам, прекратите сопротивляться, а мы вам за это слегка сократим число беженцев и количество управляемых нами терактов. Но никого не удалось ни запугать, ни заставить сдаться. Только Джонсон понимая на чьи деньги происходит Брексит попробовал было что-то вякнуть об «объединение спецслужб», но попав в правительство Великобритании быстро сменил свои взгляды на противоположные. Да и сам Брексит не оправдал ожидания в Кремле. Британцы не собираются никому сдаваться, а Тереза Мэй говорит о необходимости роста вооружений и легко понять против кого они будут направлены.

Российские надежды на совсем не рыхлую, хотя и открытую политическую жизнь во Франции не более оправданы. Поразительно мужественного Олланда, конечно, на пост президента не переизбрали бы, но совсем не потому, что и в Грузии и на Украине он противостоял лубянским интересам Путина, но лишь потому, что впервые за пятьдесят лет после Парижского восстания 1968 года только его правительство осмелилось начать приводить в порядок французское трудовое законодательство, делающее почти безнадежной любую предпринимательскую деятельность во Франции и бесконечно убыточным ее бюджет. Но как бы ни ласкали уши кремлевских технологов слова Фийона о величии Путина (помощь, конечно, отрабатывать нужно), я напомню, что Жискар д’Эстен даже цветы возлагал к мавзолею Ленина, что, однако, не помешало разгрому советской шпионской сети во Франции. Демократия во Франции, как и в Англии имеет прочные корни, традиции и административный аппарат.

Но главным стало, конечно, слишком наглое и наивное участие российских спецслужб в выборах американского президента, откровенная сдача как пропагандитско-российской структуры Викиликса (впрочем, это и раньше было ясно по характеру обнародуемых им материалов, а теперь еще и расследование Кристофера Стила о приключениях Трампа в Москве и Ленинграде) привели, наконец, к тому, что американские и европейские спецслужбы внятно объявили Лубянку и Ясенево своими врагами и врагами Европы, руководимыми Путиным. И этот противник в открытом бою не по силам для нищего, уже все разворовавшего в сравнении с американским бюджетом, КГБ.

И уже не так важно появится ли в США новый сенатор Маккарти для очистки государственных структур от российской агентуры, а я с интересом жду — позвонят ли мне скажем, через год из «Голоса Америки». Понятно, что позиция Трампа в отношении России меньше, чем через год станет очень жесткой. Все слова об «уме Путина» уже будут не нужны и будут забыты. Конечно, для Трампа очень существенным останется одна — не солгал ли он отрицая свои приключения и финансовые интересы в России. Публичная ложь даже президента может привести к импичменту. Но американская демократия справится и с этой проблемой. Понятно, что смехотворными звучат заявления из Кремля и самого Трампа, что в России никто за ним не следил и никакого компромата нет. Даже не важно, какой это компромат. Важно лишь не солгал ли публично Трамп. Но особенно важно и для мира и для России, что Путин и КГБ в этой истории перешли все прощаемые пределы.

Сегодня Путин мне напоминает давно устаревший, нуждающийся, по снисходительному мнению Фельгенгауэра, в трехлетнем ремонте линкор «Адмирал Кузнецов», а по-моему, вполне очевидно идущий ко дну. А вокруг него в России есть более современные и готовые его сменить авианесущие крейсеры и атомные подводные лодки. И все его и КГБ убожество, как выяснилось, не может противостоять всему миру, а вызывавшие опасность возможности КГБ за эти три года похоже исчерпаны. А даже если это не так и у Лубянки есть еще что-то в запасе, произошло за эти годы главное — цивилизованные мир привыкший дружески ко всем относится, наконец, перестал обманываться и осознал откуда идет смертельная опасность. И из западных оценок всего происходящего самой разумной мне представляется позиция много работавшего в России журналиста Девида Сатора. В своих книгах и статьях он не раз использовал материалы «Гласности», Конференций о КГБ, Трибунала по Чечне, а, главное, понимал как происходит кафкианское перерождение России. Вокруг него, в отличие от меня, в США и Великобритании не было приведших страну к катастрофе разнообразных Венедиктовых, «сливающихся в экстазе» со своими обозревателями «с очень гибкими (как и у него) позвоночниками», не было таких стандартных Сосковцов, Чубайсов, Гайдаров и почему-то убитых, а не покончивших с собой от осознания того вреда, который они нанесли России, пригласив к власти Путина и КГБ. Поэтому Дэвида, в отличие от меня, не пытаются убить, даже охотно печатают, но слышат так же плохо, как меня. Ведь он так же неприятно, как я пишет сегодня, что мало осознать, что Путин, КГБ и управляемая ими Россия — враги человеческой цивилизации. Что надо помнить и о Первой и Второй чеченских войнах, о взрывах домов в Москве и Волгодонске и даже о самом процессе прихода Путина к власти. И на все это сквозь пальцы смотрели разные американские администрации двадцать лет. И они не будут каяться в США, как никто из либералов и правозащитников не кается в России.

В результате, я думаю, четвертую войну Путину разжечь не удастся, война в Сирии останется бесконечной, как и растущая нищета в России, а одновременно с ней вновь раскручивать войну на Украине станет совсем уж невозможно, внешних врагов формально у него не останется, успехов — тоже, а в таких случаях всегда оказываются существенными (в условиях нарастающего недовольства разных слоев общества) внутренние враги. В обещания тех, кто ему гарантирует безопасность, если Путин сам уйдет от власти, он, конечно, ни минуты не верит, да и придти к власти мирным путем эти новые горбачевы не могут. Демократическое движение конца восьмидесятых годов было результатом неясности планов и скоропостижной смерти Андропова, а, главное, иллюзий и самонадеянности КГБ, что сперва с помощью организованных ими демократических и националистических путчей они свергнут КПСС и государственный аппарат СССР и стран восточного блока, а потом так же разгонят созданные ими клубы «Перестройка», «Московская трибуна» и избирателей. Но удалось это с незамеченной либералами кровью только в России. Не только в странах соцлагеря, но даже в республиках СССР никто им власти не отдал. И сегодня ни миллионной «Дем России», ни созданной политзаключенными «Гласности» и даже послушного «Мемориала», а уж тем более моря самиздата, не заменяемого интернетом, потому, что первое — это самоотверженное действие, а второе — праздный интерес, они уже допускать не будут. А значит и нет у российских либералов, приведших к власти Путина никакой социальной поддержки. Растущая беспомощность Путина не только за рубежом, но и внутри страны, внутри правящего аппарата, становится все заметнее. И дело уже не только в заметном неисполнении «указов президента», но и случившийся недавно арест, по инициативе всесильного Сечина, одного из ведущих министров — Улюкаева, который попытался стать ему на дороге. Лично для Путина (не говоря о государственных интересах) выгоднее было бы иметь в управлении страны обоих, то есть не только силовиков, но и сторонников Чубайса и Кудрина, но возразить Сечину он уже не смог, а лишь как посторонний наблюдатель заявил даже не обычное, что он доверяет российскому суду, как это бывало, когда он руководил событиями, а лишь что «он очень удивлен». Особенно неприятно (даже не столько для Сечина, сколько для Путина) то, что Улюкаев не поддается, не сдается, и в результате может оказаться, что во всем российском руководстве он один озабочен государственными интересами.

Но есть все растущее социальное недовольство не имеющее ни легитимных, ни подпольных структур управления, а потому особенно опасное и непредсказуемое. Есть очевидное несогласие не только с Улюкаевым и Сечиным в правящем аппарате, где уже подобно Сталину приходится устраивать суды над ведущими министрами, есть общее недовольство так называемой «элиты», которая воровала миллиарды долларов не для того, чтобы жить в нищем Крыму и постоянно перепрятывать свои доходы. Всему миру и почти всем в России мешает Путин и становится ненужным кроме самого себя. Воевать со всем миром ему не удается, какой будет война в России пока трудно предсказать. Путин далеко не самый страшный из российских правителей за последнее столетие. Но такого позора и унижения, как сегодня Россия не испытывала за все долгие века своей истории. Ее лидеров никогда не называли в лицо бандитами, а ложь внутри страны никогда не была такой обреченнонеистовой. И, к несчастью, ее возможная гибель, как результат мелкости и наглости ее руководства, а у Путина есть возможность повоевать, если не в Сирии, то спасая себя внутри страны — это подлинное мировое событие, более важное, чем проблемы Трампа.

Опубликовано на сайте: 13 января 2017, 10:03

http://grigoryants.ru/sovremennaya-diskussiya/putin-i-kgb-idut-ko-dnu/.

ОТ ПУПСА: пупс тут согласен не со всем (в частности, Олланд если и заслуживает за что-то комплиментов, то уж точно не за прогиб под атлантов (™) и Деловую Ылиту (™))... но что Путин враг цивилизации, это сомнению не подлежит.


pups_alik: (Пупс Алик)


Теперь единственным реальным соперником - а не спарринг-партнером - кремлевского "альфа-самца" на предстоящих в 2018-м году президентских выборах остается Григорий Алексеевич Явлинский... он баллотироваться будет. Ему, безусловно, отдадут голоса те, для кого Навальный был неприемлем в силу беспринципности, заигрывания с национализмом, слишком правой экономической программы (программа "Яблока" на последних парламентских выборах - http://pups-alik.livejournal.com/953631.html - бьла в чистом виде программой социал-демократии, не "социально-ответственного либерализма" (™)  даже,  по этой причине "Яблоко" и персонально Явлинский неприемлемы для правых либералов, для адептов гайдарочубайсизма, для тоталитарной секты почитателей Невидимой Руки Рынка (™)... и еще по той, что Явлинский и "яблочники" убежденные враги методов "авторитарной модернизации", права всяких самозванных "авангардов", без разницы, большевистских или гайдарочубайсовских, ломать общество через колено, насильственно подгонять его под прокрустово ложе очередного "великого учения", потому что они - "яблочники" - требуют с голосом общества считаться, слишком демократы без кавычек).

Если до 2018-го ничего экстраординарного не случится (случится может... футбольный мундиаль-2018 у Вовы отнимут, из Сирии Вову выкинут вместе с его протеже Асадом-младшим, либо Вова окончательно спятит и начнет оправлять в сирийскую мясорубку призывников... экономика рухнет и на улицу высыплет многотысячными толпами разъяренный средний класс, для которого накроются медным тазом кредитные форд-фокусы и рено-логаны, которому придется забыть о ежегодных поездках в Европу и качественных товаров длительного пользования из оной, притом ради чего? ради Вована с его похабной ботоксной рожей? с его сечиными и тимченками? с его ротенбергами? с его бастрыкиными и поклонскими? да кто российскому среднему классу вышеперечисленные персоны? сватья-братья? ради них он не поступится ни центом, общество сейчас далеко не то, что имели в своем распоряжении абрек Коба и даже "бровеносец в потемках", оно научилось - наконец-то научилось - руководствоваться рационально осознаваемым интересом) и волна стихийного возмущения не вынесет наверх некоего "прирожденного народного трибуна" (™), имени которого еще никто не знает, но которое завтра может прогреметь - всем сторонникам правовой демократической государственности (и противникам государственности деспотической, "тяглослужилой" (™), принципиально антиправовой), всем, кто считает, что отношения гражданина с государством строиться должны на договорных, в з а и м о о б я з ы в а ю щ и х началах, а не на вековом проклятии России, холопьем "на все воля государева" - всем им, будь они по взглядам демократическими либералами или "неавторитарными левыми" (™),  целесообразно будет отдать голос за Григория Алексеевича.

Хотя бы "смотра сил" ради. Понять, сколько в стране верноподданных ватников, безнадежно подсевших на "иглу" зомбовизора (их много, но в то, что за ними подавляющее-де большинство, пупс не верит) и сколько граждан.

Пупсу, впрочем, не привыкать... пупс за "фруктов" с первых думских выборов, с 1993-го голосует, и персонально за Явлинского на президентских выборах с 1996-го.
pups_alik: (Пупс Алик)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] puffinus в Пояснение относительно фашизма

Похоже, в этом посте я высказался недостаточно ясно. Я писал:

На мой взгляд, фашизм - идеология, в которой национальная буржуазия провозглашает свои цели как общие для всех классов данной страны.

На что получил вполне справедливое возражение от товарища Бунтаря:

Так ведь любая буржуазная идеология апеллирует к "общенациональным", внеклассовым интересам. Ни либералы, ни консерваторы, никто в открытую не говорит "я за предпринимателей против рабочих". Буржуазное государство есть "национальное государство", провозглашающее себя государством всех граждан вне зависимости от сословной/классовой принадлежностью. Что же такое фашизм?

Mea culpa. Сейчас попробую сформулировать то же самое более конкретно. Действительно, любое буржуазное государство заявляет себя как общенациональное. Но буржуазная демократия всегда базируется на том, что у отдельных социальных групп, слоёв, да и у отдельных граждан есть свои, особые интересы, которые могут вступать - а на практике неизбежно вступают - в конфликт между собой. Демократические же институты суть инструменты согласования этих интересов и поиска взаимно приемлемого компромисса.

Это, конечно, в теории. На самом деле, поскольку государство буржуазное, то и решения принимаются к вящей выгоде буржуазии - исключая те случаи, когда другие классы обладают достаточной силой для давления на власть.

Не то при фашизме. Здесь интересы буржуазии провозглашаются общенациональными и единственно имеющими право на существование. Все прочие интересы должны склониться перед национальными=государственными=буржуазными. Каждый, кто считает иначе - враг, предатель нации и чей-нибудь наймит. Антибуржуазная риторика на практике ничего не меняет.

Поэтому, кстати, всякий сторонник буржуазной демократии, как бы он ни был несимпатичен мне или вам - фашистом быть не может.

И ЕЩЕ ДВА ПОСТА:  http://puffinus.livejournal.com/747757.html...

http://puffinus.livejournal.com/2013/05/03/.
pups_alik: (Пупс Алик)
Григорий Явлинский: Не ждите милости от Трампа

// Сайт Григория Явлинского,22 ноября

На днях петербургские казаки приняли Дональда Трампа в свои ряды. Такой чести избранный президент США удостоился по той причине, что, по мнению казаков, хочет наладить отношения с Россией, не готов «кормить НАТО», а ещё потому что жена у него славянка. Не отстаёт от казаков и правительство: сразу несколько членов кабинета министров выразили надежду, что избрание Трампа приблизит снятие с России американских секторальных санкций. Население также всей душой восприняло телепропаганду: по данным ВЦИОМ, после выборов доля россиян, оптимистически оценивающих будущий вклад Трампа в укрепление российско-американских отношений, выросла до 49%.

Дональд Трамп стал в России настоящим героем. Дискуссия о нём не утихает у нас уже две недели. Похоже, теперь надежды на улучшение жизни в России связывают в основном с Трампом, который прилетит, как волшебник, в голубом вертолёте и бесплатно отменит санкции, признает Крым, выдаст деньги на карманные расходы… Его победу в российских СМИ обсуждают так, будто речь идёт о новом президенте России, а не США.

Меня всё время спрашивают, почему американцы ошиблись в прогнозах и что изменится в отношениях между США и Россией.

В 2008-2009 годах Америка и весь мир оказались в глубоком экономическом кризисе. Множество людей потеряли работу, многие разорились. Было понятно, что причины кризиса -- в цинизме и алчности экономической и политической элиты. Народ в США хотел перемен, и голосование за Обаму свидетельствовало именно об этом. Но спустя восемь лет вместо перемен американцы получили разве что пустую болтовню о кризисе, лоббирование, пиар и ложь.

И вот пришли новые выборы. Демократы выдвинули Хиллари Клинтон, которая полностью олицетворяла собой американский истеблишмент, правивший страной ещё с начала 1990-х. Клинтон являлась символом экономического мейнстрима, глобализации, а также вытекающих из этого системных причин кризиса 2008 года, которые так и не были осознаны. Её выдвижение стало безусловным знаком того, что от демократов перемен ждать бессмысленно.

А ведь у демократов были другие возможности. Согласно опросам, проводившимся накануне выборов, среди тех, кто собирался проголосовать за Трампа, более 60% были по той или иной причине недовольны им как кандидатом. Ещё в начале года, когда демократы и республиканцы только проводили праймериз, у Берни Сандерса по опросам было куда большее преимущество перед Трампом, чем у Хиллари Клинтон. А если вспомнить, что в 2008 году Клинтон уступила Обаме номинацию в президенты во многом по тем же причинам, по которым могла проиграть Сандерсу в 2016-м, то получается, что истеблишмент демократической партии США сделал себе харакири, уничтожив несистемного Сандерса с помощью катка пиар-технологий во время праймериз и выдвинув по корпоративным причинам Клинтон.

Предвыборные прогнозы в США не учли, что стремление к переменам и обманутые за последние восемь лет надежды граждан приведут к тому, что многие из тех, кто дважды голосовал за Обаму, теперь отдадут свои голоса Трампу и что даже люди умеренных взглядов во имя изменений могут закрыть глаза на его бесконечную ложь. Не учли в прогнозах и того, что скрытый расизм, всё еще присутствующий в американском обществе, до сих пор был этаким спящим зверем, а предвыборная риторика лидера республиканцев его разбудила.

Дональд Трамп в любом случае вплотную приблизился бы к президентству. Но он не получил бы решающего перевеса, если бы демократы поняли общественный запрос на перемены и выдвинули вместо Клинтон другого кандидата.
Трамп заявил, что он против истеблишмента, что при нём всё будет иначе, пообещал снизить налоги и изолировать Америку от всех мировых проблем. И победил. Именно так на фоне провала гайдаровских реформ с инфляцией в 2600% (1992 год), приведшей к тотальной конфискации сбережений населения, в России на выборах в Госдуму победил Жириновский.

Хорошо ли для России, что выборы выиграл Трамп? Не думаю. Скоро иллюзии рассеются. Проблемы России -- внутри страны, в государственной политике, в руководстве. Кремлю сегодня обязательно нужен внешний враг. Без него никак. Что же касается Дональда Трампа, то он очень легко меняет свою позицию по любым вопросам: и по здравоохранению, и по миграционной политике, и по НАТО. Изменит он свою позицию и по России. Нам же не следует строить политику в расчёте на милость Трампа. Милости не будет.

Оригинал

http://www.yabloko.ru/blog/2016/11/22.

ОТ ПУПСА: пупс с аттестацией Трампа Григорием Алексеевичем согласен полностью, а "Яблоко" вновь подтверждает свою репутацию партии "социальоответственного либерализма".


pups_alik: (Пупс Алик)


Перед Россией сейчас стоят те же риски, с которыми сталкивался Советский Союз в конце 1980-1990-х годов, заявил председатель Комитета гражданских инициатив и бывший министр финансов России Алексей Кудрин. http://www.bbc.com/russian/news-38040889

pups_alik: (Пупс Алик)

Грани.ру

Vip Александр Скобов (в блоге Свободное место)

59

09.11.2016


Я не комментировал ход президентской кампании в США не потому, что стеснялся говорить о внутренних делах чужой страны. Я отношу себя к евроатлантическому миру, ощущаю себя его патриотом, считаю, что его дела меня касаются и я могу в них участвовать. Мое молчание объясняется тем, что для меня было очевидно: ни антипутинская оппозиция в России в целом, ни, тем более, та ее часть, к которой отношу себя я, никак не сможет повлиять на мнение американских избирателей. А лишний раз демонстрировать беспомощность не хотелось.

Высказаться по итогам уже не так стыдно. Мы потерпели тяжелое поражение. Путин однозначно воспримет итоги выборов как карт-бланш на дальнейшую активизацию имперско-реваншистской экспансии и усиление репрессий внутри страны. На усиление откровенно тоталитарных черт его режима. И у Путина есть на это серьезные основания.

Трамп не просто непредсказуемый популист. Он действительно готов признать за Путиным некую зону исключительных имперских интересов, в которой Путин будет волен делать что захочет. Это вполне согласуется с правоконсервативной системой ценностей, предполагающей социал-дарвинистский взгляд на мир: каждый сам за себя и не должен помогать слабейшему. Если слабый не в состоянии стать сильным сам - пусть склонится перед Путиным.

Под этим еще более консервативный, еще более правый принцип: каждый волен пороть своих холопов. Не ждите, что Трамп будет "впрягаться" за права человека, как Рейган. Каким бы правым консерватором ни был Рональд Рейган, он защищал от угрозы тоталитаризма глобальный либеральный проект Вудро Вильсона и Франклина Рузвельта. Фактически он продолжил и развил курс демократа Джимми Картера, положившего в основу глобальной американской политики защиту прав человека.

Трамп этот проект отвергает. И это не дешевая популистская демагогия. Для него мир по-прежнему состоит из империй, которые делят между собой вассалов и клиентов. Так же, как и для Путина. Поэтому они с Путиным родственные души. Трамп действительно готов договариваться с Путиным по понятиям. Эгоистические интересы и сила важнее правовых норм, в том числе и международных. Поэтому ради договоренности по понятиям с Путиным можно признать аннексию Крыма. Но тогда почему нельзя признать зоной исключительных интересов Кремля весь бывший "Варшавский договор"?

Несостоятельность правоконсервативных концепций миропорядка состоит в том, что любой бандитский раздел по понятиям "сфер влияния" рано или поздно заканчивается бандитским же их переделом. Когда Путин, несмотря на все договоренности, влезет-таки в то, что сам Трамп считает кровными интересами американских корпораций, будет поздно. Остановить российскую экспансию можно будет только путем лобового военного столкновения. То, что цель Путина - не собственная расширенная "зона" с вышками, а обрушение западного доминирования в мире, на Западе не доходит ни до правых, ни до левых.

Выстоит ли оставшаяся без гарантированной американской защиты Европа, элиту которой усиленно перекупает Кремль, создавая ей одновременно проблемы поддержкой европейских ультраправых? Не посчитает ли, что лучше сдаться? В любом случае нам предстоят тяжелые времена.

Нам - это тем, кому дорога западная цивилизация. Евроатлантический мир. Сегодня он под угрозой, и никто не может предсказать, как он с этой угрозой справится. И чтобы не потеряться, нам крайне важно еще раз проговорить для себя, чем нам дорог евроатлантический мир. Что мы хотим защитить.

Нужна перекличка тех, для кого западной цивилизации дорог в первую очередь провозглашенный ею принцип "права человека для всех". Тех, для кого евроатлантический мир - это глобальный проект. Несмотря на все перегибы и перехлесты "позитивной дискриминации". Несмотря на все опасности, исходящие от "репрессивной толерантности" и "тоталитарной политкорректности".

Да, придется отвечать на очень непростые вопросы. Почему "умеренно-левый" западный истеблишмент погряз в оппортунизме и очень часто сам не следовал провозглашаемым им принципам? Почему он стал восприниматься как защитник интересов тех самых олигархических групп, обуздать которые всегда обещали левые? Почему он сам проявлял готовность договариваться с Путиным по понятиям? Почему внесистемные левые так и не смогли выдвинуть понятную и привлекательную альтернативу?

Вопросов много. И чтобы ответить на них в сегодняшнем мире путиных, трампов и пр., нужна очень твердая вера в права человека для всех. Вера, за которую можно многим пожертвовать. Вера, дающая силы. А мы должны быть сильными. Слабым придется склониться перед Путиным.

http://grani.gq/blogs/free/entries/256411.html.




pups_alik: (Пупс Алик)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] verola в Следущая революция в России точно не будет кровавой


Прошедшие выборы показали, что поддержки у правящего режима ноль, но и на радикальные перемены люди пока не готовы. Профессор Валерий Соловей уверен, что мы находимся в точке перелома и перемены в России начнутся уже в следующем, 2017 году.

— Пять лет назад на площади вышел средний класс. Вышел с моральным, а не экономическим протестом. За прошедшее время ситуация в экономике катастрофически изменилась. Нет ли опасности, что теперь на площади выйдут совсем другие люди?

В столицах в любом случае ядро протеста составит этот самый средний класс. Потому что он и в гражданском, и в политическом смыслах наиболее активен. И сейчас заметно злее, чем пять лет назад.

— Потому что обеднел?


дальше... )

Валерий Соловей, вопросы задавала Виктория Волошина

[Poll #2056837][Poll #2056837]

Profile

pups_alik: (Default)
pups_alik

April 2017

S M T W T F S
       1
2 3 4 5678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Page Summary

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 23rd, 2017 09:46 pm
Powered by Dreamwidth Studios